Новости Севастополя

Народная капиталистическая республика. Часть первая: Мечты сбываются

В ранней юности мне попала в руки книга «Особый район Китая» о сложном и противоречивом пути китайско-советских отношений. И хотя наиболее неприятные моменты трансформации этих отношений в ней описывались набором штампованных пропагандистских фраз, я впервые заинтересовался Китаем.

Позже, когда мне удалось решить ряд неожиданных проблем со здоровьем с помощью внутреннего вида ушу — тай дзи, интерес значительно усилился, захотелось побывать в этой удивительной стране. Бурные события начала 90-х в Крыму и Севастополе отодвинули эту мечту на задний план, и только 20 лет спустя, когда многолетние житейские заботы превратили ее почти в ничто, мне неожиданно предложили длительную командировку в пекинский филиал нашей компании.

Прибытие

Поднебесное ожерелье Пекина

И вот я наблюдаю прорывающиеся сквозь облака верхушки гор, подлетая к Пекину аэрофлотовским рейсом из Москвы. Очень вежливые и официальные китайские пограничники тщательно проверяют и паспорт, и заполненные декларации и я ступаю на китайскую землю.

Водитель нашей компании, встречавший меня в аэропорту с табличкой, знал по-английски единственное слово «office», так что ранее заученные мною отдельные китайские фразы оказались не лишними. Однако дальше все пошло по Задорнову — когда он радостно ответил, мне оставалось только натянуть на лицо понимающую улыбку и молчать до конца пути...

Компания

Наш филиал оказался типичной маленькой международной компанией. Пяток рабочих китайцев, полтора десятка китайских ИТРов, включая продавцов, и несколько иностранных менеджеров и специалистов, у половины которых родной язык — немецкий, а у другой — русский. Соответственно рабочий язык компании — английский, но из китайских товарищей на разговорном уровне им владело человек пять, поэтому вопрос коммуникации стоял достаточно остро. Во избежание непонимания практически все хоть немного значимые вопросы решались только с помощью электронной почты.

Все китайские товарищи имели дополнительные европейские ники, чтобы нам не приходилось ломать языки и перегревать мозги. Мой знакомый, в последующем лучший приятель, оказался Робином не случайно: один из любимых и почитаемых в Китае западных героев — Робин Гуд.

Серьезные вопросы требуют серьезного застолья

Как и во всех традиционных компаниях, обеды у нас проходили за счет фирмы в недорогих китайских ресторанчиках за круглым столом. За таким же столом, только чуть больше и с «подогревом», решаются все серьезные вопросы с партнерскими компаниями. Поэтому быть продавцом или директором в Китае без крепкой и здоровой печени очень сложно.

Первое знакомство с Пекином

Прошло несколько дней в работе, и наступили долгожданные выходные. Первым делом я направил стопы в центр Пекина.

Все казалось чудом: и то, что я уже здесь, и ультрасовременность Пекина, гладкость и ширина дорог, и многоэтажные развязки, и совершенная чистота улиц и т.д. Я смотрел за окно и переживал ощущение нереальности происходящего, вглядываясь в набегающие иероглифы, будь то огромная реклама на небоскребах или уличные указатели.

Иероглифы вообще казались атрибутом непонятной цивилизации с другой стороны Луны. Словно открывший букварь ребенок, я пытался прочесть мелькающие перед глазами вывески, радостно узнавая один из пары десятков выученных ранее иероглифов, не умея понять ни целого слова, ни тем более общего смысла.

После посещения центра Пекина Киев представляется захудалым провинциальным городком, и даже образ Москвы как то уменьшается в размерах.

Пекин первоначально воспринимается как некое сплошное «Москва-сити», увеличенное по площади раз в 150 — непрерывные массивы новехоньких небоскребов, широкие проспекты и развязки. Все вполне общемировое, характерное для мегаполисов любого полушария. Из азиатского колорита не сразу бросаются в глаза даже иероглифы. Именно они на дорожных указателях и вывесках да исключительно китайцы на тротуарах убеждают, что вы таки в Китае.

Современный Пекин — старушка Европа «курит»

Шикарные широченные проспекты, чьи подбрюшья прикрыты элегантными сквериками и утонченно ухоженными клумбами, иногда расположены по соседству с гадюшниками традиционных китайских двориков — хутонгов — с массой весьма специфических запахов и особенностей дворового дизайна, хотя иногда и там попадаются симпатичные и уютные места.

Традиционный быт хутонгов прошлого века — всего в трех сотнях метров
от суперсовременного проспекта

Центр Поднебесной — площадь Тяньаньмэнь

Некоторое количество исторического колорита и местной экзотики ждет на знаменитой Тяньаньмэнь возле императорского Запретного города. Впрочем, граждане, ранее посещавшие Москву, вероятно, заметят, что центр Поднебесной чем-то напоминает раза в три увеличенную Красную площадь и Кремль, то ли похожим красноватым цветом кирпичных стен, то ли чем-то еще более неуловимым...

Вопреки ожиданиям, улицы и тротуары не забиты миллионами китайцев, людей в центре не больше, чем на Крещатике в выходной вечер.

В Пекине есть и свой Крещатик — пешеходная улица Ванфудзин, где располагаются торговые центры, европейского вида рестораны и кафе (например, Starbucks) и прочие достопримечательности, способные развлечь скучающего европейца. Не все туристы способны оценить, например, традиционные китайские рестораны, так как у китайцев считается приемлемым рыгать, пукать, плевать и вообще производить за едой разные звуки, да и запах и вид у того, что они едят, весьма специфический. Но если вы не боитесь, можно попробовать уличную еду, знаменитую разнообразием ингредиентов и вкусов.

Честно признаюсь, Императорский дворец и знаменитая огромная Тяньаньмэнь были любопытны, но не более того. Кому интересно, путеводителей и материалов в Интернете навалом.

Дела транспортные и классовые

После посещения Киева, Москвы и ряда европейских городов я однозначно понял, что для жизни в крупном городе транспорт — это вопрос номер один. Начнем с такси.

Ездят китайские таксисты исключительно по счетчику. Порой жульничают, но как-то застенчиво. И цены более чем умеренные: в каждом пекинском такси счетчик, который по окончании поездки печатает счет-чек (2,40 грн/км), чаевые запрещены (впрочем, как и в ресторанах).

За поездку от аэропорта в центр Пекина я уплатил 72 юаня — около 10 долларов за почти 30 км. Сколько обойдется поездка на такси от Борисполя до Крещатика, я не берусь судить, но уверен, что в несколько раз больше.

К пекинской Олимпиаде всех таксистов заставляли учить английский. К сожалению, из этого мало что получилось за одним смешным исключением: «гуда-гуда», «лука-лука» (от слов good и look).

Даже если вы говорите по-китайски, это совсем не гарантия того, что вас привезут в нужное место. Таксист может просто не знать улицы, которая вам нужна. Он, например, только что приехал из деревни, устроился на работу и города не знает, но сказать вам об этом прямо никогда не посмеет, так как это означает потерять лицо, это неловко, неудобно, уж лучше везти куда-нибудь. После пары таких случаев, я стал каждый раз показывать фрагмент карты с отмеченным местом назначенья и парочкой фоток того, что находится рядом, и смотреть на реакцию водителя, знает он эту часть города или прикидывается, и не лучше ли пересесть к другому водителю.

И с пекинским метро, и с пекинскими железнодорожными вокзалами (а их в городе несколько) разобраться не сложно, даже не зная иероглифов. Вообще вся инфраструктура Китая показалась мне куда более современной и совершенной, чем украинская и даже европейская, что не удивительно. У китайцев этим объектам и технике не более 15 лет, у нас же как и в стагнирующей Европе (увы, это так) наследие уже куда большей давности.

Автобусы оснащены телевизорами, вход осуществляется в переднюю дверь. Проезд по универсальной проездной карте в большинстве маршрутов стоит от 5 до 50 центов в зависимости от дистанции, а наличкой надо платить по максимальной цене. Метро, как и в Киеве, самый комфортный вариант и цена почти народная — 30 центов.

Велосипеды, конечно же, повсюду. В основном это разнообразные веломутанты. С кабиной, с кузовом, с педалями для рук. Однажды я наблюдал, как на грузовых велосипедах волокли рекламный щит.

Но главное впечатление — электробайки, дешевые, бесшумные, быстрые, никаких прав не надо: 50 км промчишь с одной зарядки. И их число уже практически догнало, а в Пекине и превысило число обычных велосипедов. Точной цифры привести не могу, но однозначно в Китае их более 100 миллионов.

В Китае, наверное, самые лучшие в мире хайвэи, во всяком случае Европу они переплюнули, но практически все они платные и дороги настолько, что пользование общественным транспортом оказывается всегда значительно дешевле путешествия на своей машине.

Китайские пассажирские поезда ходят с заметно большей скоростью. «Мягкий» спальный вагон, которым мои приятели отправлялись в древнюю столицу империи Тан, не хуже фирменных поездов Москва – Петербург. За бортом +40, внутри можно комфортно спать под ватным одеялом. Пассажиры — тот самый средний класс, который так любят вспоминать наши СМИ и которого, на удивление, очень немало в Китае. Это люди с уровнем жизни и проблемами потребления не ниже среднего московского. Только в Китае их раз в шесть больше чем все население Украины. И если у нас средний класс потихоньку выталкивается в основном куда пониже, то положение китайского куда более основательное, чем крошки с барского стола нынешних хозяев жизни. В бурно развивающейся тяжелой и легкой промышленности Китая на сотни миллионов работяг приходится десятки миллионов людей среднего класса.

Одежда эпохи Мао сегодня большая редкость

Вспоминаю закрытый советский справочник по Китаю, отпечатанный когда-то для Дальневосточного военного округа в конце 70-х годов, в котором не без некоторого высокомерия описаны сплошные кепки и фуфайки китайского населения. Советские люди эпохи позднего Брежнева как-то быстро забыли, что сами выглядели почти так же еще 20 лет назад.

И вот прошло три десятка лет. Многое изменилось, и облик современной китайской толпы ныне столь же далек от френчей и кепок председателя Мао, сколь и облик нынешней Народно-освободительной армии Китая от стрелковых колонн в ушанках и ватниках.

Дела житейские

Поскольку мой отель обходился компании почти 70 долларов ежедневно, на третий день мне намекнули, что нужно как можно скорее найти квартиру.

Все предложенные мне сравнительно недорогие квартиры (до $450 в месяц) были огромны, обшарпаны, запылены и с характерным запахом, усиливавшимся при приближении к санузлу. Типичные для Китая 90-х туалет с душем без ванны с отверстием посередине, стали менять на европейскую сантехнику совсем недавно, а тяга китайцев к благоустройству и ремонту жилья чаще всего отстает от нашей. Поэтому увидев первую же квартиру, где отсутствовал впечатляющий запах общественного советского туалета, я немедленно согласился, намекнув, что неплохо было бы в квартире убрать.

Весь средний класс пользуется услугами наемных уборщиц или бедных домработниц, отлично убирающих за менее чем за 2 доллара в час. На следующий день моя квартира блистала, я был восхищен. Но более опытный товарищ предложил понаблюдать за работой соседней офисной уборщицы, и я прозрел.

Когда в первый раз понаблюдал за работой офисной уборщицы в соседней компании, я подумал, что это новейшая японская разработка человекоподобного робота. Этот терминатор, стремительно ворвавшись, немедленно приступил к дезинфекции и клинингу, проявляя полное отсутствие лени и высокие профессиональные навыки.

Операция «Изгнание грязи, часть первая» заняла 4 часа. Я потратил целый вечер на удовлетворение интереса «куда не достала швабра»: облазил все труднодоступные места. Не нашел. В общем, уборщицам не лениво было двигать мебель, чтобы убрать в закутках, и все такое прочее, но есть одна маленькая деталь: раковину в мужском туалете и стол начальника китайская «баба Маня» вытирала одной и той же тряпкой. Удалось выяснить, что 90% китайских уборщиков имеют подобные привычки.

После чего я стал регулярно протирать свой стол материей, смоченной в дешевой 56 градусной водке, и наотрез отказался от услуг уборщиц в отношении своей квартиры.

Другая беда квартир 90-х — однослойные окна, а зимы в Пекине холодные. Типичная ночная температура в январе — минус 8 (а бывает и минус 18) дневная — около нуля. Поэтому без кондиционеров туго. Электричество в Китае в два раза дороже, чем у нас, и счета при электрическом обогреве доходят до 70 долларов в месяц.

Уборка дело тихое, но серьезное

А вот их система уборки отходов в городском масштабе мне понравилась: никаких огромных ЗИЛов или МАЗов, никого не будят в 6 утра. Бесшумные грузовые электровелосипеды решают проблему тихо и спокойно.

Еда и запахи

Общеизвестно, что любой китаец, прибывающий на запад, как и любой западный человек, прибывающий в Китай, переживает культурный шок. Для меня этот шок начался с запахов. О квартирных запахах я уже говорил, но запах специфической дешевой китайской еды поначалу бросает не меньший вызов европейскому носу.

Вначале я очень боялся китайской кухни и пропускал обеды, предлагаемые компанией (ненормативное по западным меркам чавканье и сопение китайских коллег тоже сыграло некоторую роль). Питался тем, что готовил сам, и в Макдональдсе, которого дома на дух не переношу. Нормального хлеба, сыра, шоколада, гречки, селедки, свеклы, сметаны, укропа и майонеза в Китае почти нет. Иногда встречаются, но только в специальных местах — сети международных магазинов. Их штук 20 на весь 20-миллионный Пекин.

Привыкаешь к китайским продуктам очень быстро, моментально забывая про гречку со сметаной. Магазины наполнены зеленью и фруктами. Неожиданным деликатесом оказался грецкий орех — почти в два раза дороже, чем дома. Отдельные фрукты стали любимыми, например, колючий и вонючий дуриан и ананасы. Рестораны посещал пару раз в неделю вначале только вместе с более опытными коллегами — еда в них раза в три дешевле, чем у нас (спасибо налоговой политике, высокой конкуренции и дешевой рабочей силе), но в основном готовил все сам.

Вечером китайцы собираются в тусовки и поедают продукты прямо на улицах. Позже я все же признал, что на китайских улицах всегда вкусно пахнет.

В китайской кухне царит культ повышения потенции. Под это китайские мужики жрут все — от разнообразных корешков до членов оленя.

Правильную технику пользования палочками простые китайцы не соблюдают, кроме тех, кого научили в армии. В основном палочками еду просто нагребают в рот, приставив тарелку к губам. При этом слышны страшные всасывающие звуки.

Осенью начинается традиционная засушка лука и капусты. В пригородах Пекина прямо вдоль дорог раскладывают кочаны пекинской капусты, а на балконах развешивают лук-порей. Капусту моют от песка и пыли через месяц, а вот вязанки лука на балконах висят целый го похожие на серые тряпки. Деликатесами считаются утиные яйца, обвалянные в извести и на месяц зарытые под землю. Тухлые яйца приобретают могильный зеленый оттенок и могильный же запах. На улицах продают маленьких цыплят, зажаренных целиком на сковороде.

Пиво по популярности догнало зеленый чай, что не удивительно, учитывая, что половина блюд китайской кухни довольно острые.

Русский Пекин

Вскоре после прибытия пара русскоязычных коллег, работавших вместе со мной, отбыли в месячную командировку.

В радиусе 500 метров от русского посольства русский язык в почете

Слова русского молвить не с кем стало. Интернет глючил, и скайп безбожно хрюкал и я на практике осознал значение мудреного слова — ностальгия. Поэтому каждые выходные, чтобы услышать настоящую русскую речь и подкупить привычной еды, я посещал магазинчики в районе российского посольства или русского торгового района с не очень эстетическим названием Ябао Лу. Это маленькая Россия в Пекине, нетуристическое место, крайне необходимое для всех тех, кто провел в Пекине больше трех месяцев.

Поездка на Ябао заменяла посещение магазина, театра и общение с друзьями. Коронным номером повышения настроения в этом мероприятии было посещение аптеки «Сеня».

Аптека «Сеня» — лучшее лекарство от ностальгии

Про людей

Китайцы очень открытые, дружелюбные и жизнерадостные люди, но при этом многих иностранцев обзывают лаовай — что-то среднее между чуркой и недотепой. В некоторых вопросах они наивны как дети. На правах иностранца постоянно приходилось отвечать на вопрос «Откуда вы?» и повторять, что нет, не из Америки. Каждый китаец мечтает про Америку. Других стран некоторые просто не знают. На этой почве очень часто подшучивал, выдумывая названия стран и наблюдая, как китайцы понимающе кивают.

Тяжелый труд оптимизму не помеха

Китайские пацаны усиленно косят под негров-сутенеров, носят мешковатые шмотки и изображают страсть к баскетболу. Девчонки носят строгие наряды и сапоги. У всех сумасшедшие прически, все используют косметику с отбеливающим эффектом. Многие перекрашены в блонд. Представьте себе китайца ростом 160 см, но одетого в огромную майку команды Lakers и обутого в огромные баскетбольные ботинки.

Агрессивных людей на порядок меньше, чем у нас, за все время видел единственную драку, в которой два человека очень громко орали и толкались, как пятилетние ребятишки в детском саду, а человек по пять с каждой стороны их растаскивали.

Пинг-понг и бадминтон на два порядка популярней, чем ушу. Но половина пожилых людей занимаются упрощенным цигуном, гуляя по вечерам, хлопая на ходу в ладоши и вышагивая задом наперед.

Дети иногда ходят в невероятных штанах с разрезом между ног. Из разреза виднеются половые признаки. Мальчики постарше могут носить юбки, что очень усложняет идентификацию половой принадлежности. Пионеры ходят в мятых галстуках и мятых спортивных костюмах. Деловые мужчины носят капроновые носки, носатые туфли и строгие черные брюки, на поясе которых болтается связка с ключами. На работу некоторые китайцы, включая пару наших инженеров, носят глаженные джинсы.

От засевшей в мозгу модели древней и духовной китайской культуры пришлось отказаться моментально.

Китайцы плюют везде, много и смачно. Образованные китайцы стараются не плевать, но все равно харкают при любом удобном случае. Вечером из ресторанов часто выбегают дамы, блюющие на деревья от переизбытка китайской еды внутри желудка. Все это очень контрастирует с байками о том, что китайцев штрафуют за плевки. Штрафуют китайцев за лишних детей.

Китайцы очень любят спать и могут беззаботно это делать в парках. Если китайца приперло спать в машине, то он преспокойно просовывает ноги в окно.

Многие китайцы очень непосредственные, и могут увлеченно обсуждать твою внешность, будучи уверенны в неспособность тупого иностранца выучить китайский язык. По телефону говорят громко и подвывая. В качестве слова «алло» говорят «вэй», очень громко, часто и нараспев. Курят очень многие. Считается, что сигареты и алкоголь помогают расслабиться. Ребенок может спокойно купить себе пачку сигарет и бутылку красного вина, правда чаще покупают мороженое и конфеты.

Главное для китайцев — гармония, спокойствие, размеренность, неспешность и упорядоченность жизни, отсутствие волнений, потрясений и катаклизмов, и тогда «над городом летают фениксы, а у стен его пасутся единороги». Даже пожелание счастливого пути в устах китайца имеет смысл «двигайтесь помедленнее, размеренно», пожелание «приятного аппетита» — «ешьте помедленнее, не торопитесь», а дорожный знак «внимание», который у нас означает предупреждение об опасности, китайцами понимается как предписание сначала «замедлиться» и лишь потом осмотреться и начать действовать (остановиться, повернуть и пр.). Это другое ощущение времени, другое ощущение действия и движения, их взаимосвязи. Может быть, поэтому в городах нередки сценки, когда водитель, стоя на перекрестке при разрешающем сигнале светофора, продолжает неспешно обдумывать, куда бы ему повернуть, совершенно игнорируя десятки машин, терпеливо ожидающих позади, пока он не тронется с места налево из крайнего правого ряда. При этом все спокойны и предупредительно учтивы — ведь и с тобой в другой раз такое может случиться, так дай коллеге сообразить.

Прежде всего китайцы озабочены своим собственным благополучием, а внешние события интересны им только в связи с этим благополучием. Поэтому неудивительно, что информация о кризисе, захлестнувшая мировые СМИ, доходит до многих китайцев с некоторым запозданием и лишь в той мере, в какой может касаться их лично. Молодые люди практически не смотрят телевидения, не слушают радио, все новости они черпают из интернета, а там ведь сам выбираешь, что тебе нужно.

Другое дело китайцы пожилые. В силу своей полной незанятости они много смотрят телевизор, много судачат, а теперь и не только о делах семейных и соседских, но и о делах государственных.

Китайцы, особенно старшего и среднего возраста, к кредитам не привыкли, некоторые никогда ничего в кредит не покупали, и являются большими противниками жизни в долг. Китайцы привыкли копить, а не тратить. К тому же, люди, чрезмерно потребляющие, считаются здесь расточительными. Люди старшего, да и среднего возраста хорошо помнят голодные времена, когда основные продукты питания и одежда (точнее, кусок материи, из которой можно было сшить или одежду, или постельное белье, или что-то еще) распределялись по талонам. Поэтому бережливость в Китае — национальная добродетель.

Явно выраженной склонности населения к накоплению способствовало и отсутствие в Китае централизованной пенсионной системы. Крестьяне и поныне пенсию не получают и в старости могут полагаться лишь на своих детей. Впрочем, в деревне традиционные семейные ценности всегда были особенно крепки.

В городах ситуация иная. Во многом она зависит от региона. Подразумевается, что о престарелых должно заботиться предприятие, на котором они трудились. Ну а в первую очередь позаботиться о родителях должны, как и в сельской местности, конечно же, дети. Правда, в последние годы получает распространение система добровольного пенсионного страхования, но охвачены ею пока не более четверти вышедших на пенсию. Одним словом, кто сколько накопит, выйдя на пенсию, столько же и получит.

Но пока человек трудится, эти денежные пенсионные накопления — огромный дешевый денежный ресурс китайской экономики. С каждой зарплаты деньги, за вычетом всех необходимых расходов, как правило, откладываются на личный счет в сбербанке. Это и накопления на свою мечту — надежду когда-нибудь приобрести квартиру, и на образование детям (а оно сейчас почти повсеместно платное), и на случай потери здоровья, а значит и работы. Для людей, имеющих проблемы со здоровьем, риск увольнения чрезвычайно велик, если, конечно, вы не выдающийся деятель в своей области. Словом, когда бы вы не пришли в банк, там всегда длинная очередь из желающих положить свои кровные на счет, и иногда этих кровных — довольно внушительные пачки.

Мегаконтрасты

Когда я попытался переварить свои первые впечатления, то понял, что стандартное клише о том, что Китай — это страна контрастов, звучит слишком мягко. Китай — это страна мегаконтрастов во всем.

Крайне образованные и талантливые люди, дающие фору любым европейцам, и молодые строители из провинции с парой классов образования, знающие всего несколько сотен наиболее распространенных иероглифов, живут в двух шагах друг от друга, но абсолютно в разных измерениях.

Строгий запрет на рождение второго ребенка в городах, сопровождающийся устрашающими репрессивными мерами, привел, с одной стороны, к стабилизации численности населения, а с другой стороны, к увеличению мусульманской доли населения, в отношении которых закон не действует, и к четкой перспективе старения нации в среднесрочной перспективе в темпах, превышающих наши.

Зарплата рядового инженера в Пекине около 1000 долларов. Зарплата западного инженера, или ведущего китайского инженера в солидной компании — до 6 тысяч долларов. Начальная зарплата инженера после окончания вуза — не менее 800 условных единиц. Зарплата низкоквалифицированного рабочего в Пекине — около 200 у.е. при почти 60-часовой рабочей неделе.

Контрасты внутрикультурные, контрасты благосостояния, контрасты климатические...

И даже в росте. Средний рост мужчины на юге — 1 м 55 см, а на севере в Даляне — почти как у нас — 1 м 75 см.

При этом современный Китай — это страна классического мелкого и среднего капитализма. Мелкое и среднее предпринимательство в Китае, если и не процветает, то уж точно не задавлено прессом чиновничества, так, как это происходит в Украине и России.

Нет, и менты в Китае крышуют, и взятки все дают и берут. Но после некоторых практических наблюдений становится понятна кардинальная разница между нашей и китайской бюрократией. Для нашего коррупция — это главное, чем он занят на посту, а выполнение должностных обязанностей лишь досадная помеха на пути личного обогащения. А для китайского бюрократа взяточничество — это приятное дополнение к его обязанностям, которые он в Китае вынужден выполнять строго и точно. Иначе ведь могут и расстрелять! Как, например, одного из мэров Пекина за 3,5 миллиона неправедных долларов.

Переизбыток первых впечатлений, к сожалению, не дал мне ответа на главный вопрос: как последние 20 лет Китаю удается идти с такой скоростью вперед.

Вперед на полной скорости вместе со страной

Позже мне удалось найти некоторые ответы на этот вопрос, но это уже другая история, и до нее мне предстояло побывать в китайском аналоге Севастополя. Об этом и хотелось бы рассказать в другой раз.

Александр Аганьян

Автор: Александр АГАНЬЯН
25.05.2011

Продолжение: Китайский Севастополь
comments powered by HyperComments

Powered by Blogger