Новости Севастополя

Китайский Севастополь

Продолжение истории о жизни в современном Китае от севастопольца Александра Аганьяна

Народная капиталистическая республика.
Часть вторая


«Варяг» выходит в Желтое море

Главная мировая военная новость минувшего августа — начало ходовых испытаний первого китайского авианосца «Варяг». Этот огромный корабль незавершенной советской/украинской постройки того же класса, что и российский «Адмирал Кузнецов», был приобретен еще в конце 20 века у Украины Китаем и после длительных работ по его ремонту и оборудованию вышел в море. Теперь он получил новое название Shi Lang и, скорее всего, станет учебно-тренировочным авианосцем КНР.

«Варяг» на достройке в Даляне, 2010 год

Начало испытаний вызвало сильный испуг у наблюдателей за азиатской военно-морской сценой. Официальные представители США и Японии потребовали от Китая дать объяснения, зачем ему нужен авианосец, как будто они обладают правом надзирать и контролировать китайские решения о военных закупках.

Именно эта новость заставила меня вспомнить о своем обещании — рассказать о китайской морской крепости, чья короткая и неповторимая история может быть сопоставлена с уникальной и необычной историей родного Севастополя.

История первая — неожиданная командировка

Можете ли вы поверить, что однажды посреди Китая проснетесь в европейском холмистом приморском городе, напоминающем смесь Ялты и Севастополя, увеличенных раза в три? Думаю, вряд ли. Во всяком случае, после трехмесячного пребывания в Китае и пережитого культурного шока от новых впечатлений такой непривычной страны, я погрузился в рутину повседневной работы и не мог и предположить, что однажды такое случится.

Итак, начало апреля, экзотика первых дней позади, вокруг работа, работа и еще раз работа и немного прозы быта, осложненной незнанием языка: где, что, почем и как купить, и в то же время медленная переоценка действительности. Уже не раздражают звуки китайских коллег за обедом, более того, обнаруживаешь, что в некоторых вопросах они гораздо опрятнее нас. Например, ни один китаец в нашей компании не оставит свой рот без полоскания после приема пищи. Принцип очень простой: внутренняя чистота и здоровье прежде всего. Вполне возможно, что с китайской точки зрения одного только отсутствия такой привычки у нашего брата достаточно, чтобы считать нас нечистоплотными варварами — лаоваями.

Когда рутина рабочего напряга будней стала заедать меня до печенок, начальник смилостивился — вместо стандартной фразы о том, что неплохо было бы в субботу поработать, он предложил съездить в горы в буддистский монастырь.

Монастырь этот расположен на границе покрытого лесом кольца гор, окружающих Пекин, и сельскохозяйственных пригородов, в 20 километрах к северу от нашего офиса. Учитывая, что в Пекине кроме квартиры невозможно найти места, где можно побыть наедине с самим собой или подышать свежим чистым воздухом, предложение оказалось более чем заманчивым.

В пятницу в отличном настроении мы закончили игру в теннис и обсуждали детали предстоящей субботней поездки, но в 10 вечера раздался звонок от начальника — у заказчиков в каком-то Циндао (Qindao) возникла проблема с нашим электронным блоком, и весьма серьезная — на кону большой заказ. По предварительной информации, проблема была связана с электромагнитной совместимостью — той областью, за которую отвечать надо мне. Так что субботним ранним утром такси уже везло меня и двух китайских коллег в сторону аэропорта, в то время как русскоязычные сослуживцы собирались в приятный монастырский вояж.

Без приключений я уехать не смог — перед самой посадкой в сумке обнаружили перочинный нож, про который я совсем забыл, но все было очень вежливо: его запечатали в отдельный конверт и выдали квитанцию для получения на обратном пути.

Поскольку наш инженер-ремонтник практически не владел английским, а мой китайский был еще хуже, с нами поехала менеджер по производству — наша коллега Бонни. Стоит напомнить, что для удобства многие китайцы в нашей компании выбрали себе по дополнительному английскому имени.

Наш менеджер по производству Бонни — «коня на скаку
остановит и в горящую избу войдет»

Бонни, на первый взгляд, типичная китаянка — невысокая, почти все время улыбающаяся, с очень выразительным путунхуа (стандартным китайским), при более близком знакомстве оказалась весьма неординарной женщиной. Она выучила английский абсолютно самостоятельно — во время общения с лаоваями. Почти всегда доброжелательная и готовая помочь по жизни, в работе бывает очень жесткой, резкой, требовательной и настойчивой, доводя начатое дело до конца. На ее примере я убедился, что четырьмя пальцами человек может печатать на чужом языке со скоростью более 250 знаков в минуту. Подчиненные китайцы слушаются ее безоговорочно. Учитывая, что в Китае эмансипация пока не в моде, это дорогого стоит.

Она оказалась замечательным менеджером, обладающим огромным опытом и интуицией, быстрой и четкой реакцией на возникающие проблемы, не дающим шанса проигнорировать ее запрос или указание, но все эти достоинства иногда смазывались безграничной эмоциональностью, сочетавшейся с обычными женскими слабостями — страстью к шоппингу и нежеланием вгрызаться в проблему ни на йоту больше, чем необходимо для ее решения. Наши заказчики почему-то предпочитали обращаться к ней, а не к нашим продавцам, что кажется логичнее. В общем, не смотря на отдельные женские слабости, очень многое в нашей компании держалось на плечах этой хрупкой, но сильной и энергичной женщины, и, как часто бывает, кто везет — на том и возят.

На выходе из аэропорта мы взяли такси и поехали в южную часть города в объезд небольшого залива. Нас встретили и привезли в ужасное место, очень похожее на карьер Балаклавского рудоуправления, только расположенный по соседству с верфью.

Подключение экспериментального модуля,
решившего все проблемы

Проблема на подстанции, оборудованной нашими партнерами, действительно оказалась серьезной. Похоже, китайские товарищи удешевили дизайн устройства запуска мотора насоса, убрав экранировку магнитного пускателя, чем создали невероятной мощности полевую помеху, превышающую все нормы допуска на излучение, на которую наш стандартный модуль рассчитан не был, отчего время от времени сбоил. Замена устаревшей модели более новой не принесла результата, и все же удача не отвернулась от нас. На всякий случай перед отъездом я захватил новый экспериментальный доработанный вариант модуля, который, как следовало из Севастопольского опыта, был суперустойчив к воздействию помех. И после его установки случилось чудо. Сбои прекратились, репутация двух компаний — нашей и нашего основного китайского заказчика и партнера — были спасены, а мне повезло выдержать первое серьезное испытание боем в Поднебесной.

Настроение было отличным. Аппетит отменным. Возвращаясь в гостиницу, мы увидели только что открывшийся рыбный ресторан — и раздумывали недолго.

Морская кухня Циндао гораздо разнообразнее Cевастопольской

Будущая еда еще жива. Неведомый деликатес на вкус
напоминает рапану

Окончательно настроение было поднято, когда Бонни позвонили и сказали, что в Пекине свирепствует пыльная буря, и из-за этого поездка в монастырь не позволила никому насладиться свежим лесным воздухом.

Мои китайские коллеги решили оставить память
об удачной командировке и о новом рыбном ресторане

На следующее утро, поскольку до отлета оставалось еще 10 часов, мы отправились на прогулку. Шли к морю сквозь молодой приморский парк, очень напоминающий наш парк Победы лет 20 тому назад. Потом оказались на огромном пляже с ювелирно-романтическим названием: «Пляж золотого песка» (Gold sand beach). Таких огромных шикарных пляжей я не видел никогда в жизни, хотя посетил их немало. Представьте Учкуевку, увеличенную раз в 15 — полосу ярко-желтого песка около 300 метров в ширину и около 4 км в длину. Оказывается, это лучший песчаный пляж не только Циндао, но и всего Китая.

Местный приморский парк — почти копия
севастопольского Парка Победы 20 лет тому назад

Был апрель месяц, вода +10, никто не купался, зато немало отдыхающих просто выползло прогуляться, погреться на солнышке и попускать змеев. У меня возникло стойкое ощущение дежавю из раннего детства, проведенного на Учкуевке, словно Мекензиевы горы придвинулись к дальнему краю пляжа. Но тут парочка китайских коллег стала что-то обсуждать друг с другом и возвратила меня к реальности.

Я решил, что пейзажи вокруг меня — что-то среднее между Инкерманом и Балаклавой.

Зеркало жизни — кому пляжный отдых, а кому забота
о хлебе насущном

Тут мое внимание привлекла одинокая китаянка. Отрешенно и сосредоточенно она собирала в прибое съедобные ракушки, и такая концентрация на добыче пропитания выглядела весьма контрастно на фоне множества беззаботных отдыхающих.

Рыбаки на восточной окраине знаменитого пляжа не сколько ловят,
сколько разводят морскую живность в отгороженных бассейнах

Легкая усталость от прогулки не помешала ощутить, что я по-настоящему отдохнул. Улетать не хотелось. Жаль, что наш офис находится не в этом райском месте!..

Золотой феникс — символ самого
большого песчаного пляжа в Китае

Вернувшись в пыльный переполненный Пекин, я стал расспрашивать о Циндао у своих коллег, поискал где только можно всю доступную информацию и был просто поражен обнаруженными материалами.

Продолжение следует...

Александр АГАНЬЯН

Читайте также: Народная капиталистическая республика. Часть первая: Мечты сбываются
comments powered by HyperComments

Powered by Blogger