Новости Севастополя

Полет с приключениями, или Как бастовали пилоты «Аэросвита»

Первый раз довелось лететь в Санкт-Петербург через Киев. Раньше всегда летала через Москву, а в этот раз билетов на привычные рейсы не было. Получился полет с приключениями.


Именно в этот день, 1 августа 2011 года, решили бастовать пилоты «Аэросвита». Интересно, это как-то улучшило их жизнь? Или только испортило настроение и нервы пассажирам, застрявшим в аэропортах?

1 августа к 10 часам дня я приехала в аэропорт Симферополя. Народу – полный зал внутренних авиалиний. Даже как-то удивительно. С чего бы такое столпотворение? Оказалось, это пассажиры моего рейса и те, кто должен был улететь еще на 7.10.

Объявили начало регистрации... На наш рейс. Но регистрировать стали тех, кто сидит в аэропорту с 6 утра. Поднялся шум. Никто ничего не объяснял. Так называемая громкая связь говорила шепотом. Когда выяснилось, что в самолете есть еще 20 свободных мест, разрешили добрать пассажиров-транзитников из нашего рейса. Тех, у кого стыковка раньше: Рим, Калининград, Лондон... У меня шансов не было: самолет из Киева вылетал в Питер почти в семь вечера.

У стойки регистрации появляется важный англоговорящий иностранец. Возмущается, что ничего нигде не объявляют. И в итоге фыркает: «Как будто опять настали советские времена!»

Итак, рейс Симферополь – Киев перенесли с 11.55 на 13.30, потом еще на час... Оказалось, что семь пассажиров с этого же рейса вместе со мной пересаживаются в Киеве на Петербург.

Тут стали доходить слухи, что все задержки из-за забастовки пилотов «Аэросвита». Именно слухи. По громкой связи так никто ничего и не объяснял.

За полдня успела «сдружиться по несчастью» с девушкой Надей, летевшей из отпуска домой. Мы стали приставать к работникам аэропорта с вопросами: что да как и когда. Они ничего не могли объяснить и отправляли к неким представителям авиакомпании, которые теоретически должны присутствовать в зале. После тщательных поисков и заглядываний во все закоулки в зале нашлась уборщица и официантка из кафе. Представителей авиакомпании не было.

Начали волноваться. Если не вылетим в ближайшее время, то не успеем пересесть на свой рейс в Киеве.

В зале, где кондиционер работал настолько сильно, что мы замерзали и периодически выходили на солнцепек погреться, появились тележурналисты. Рановато! Пассажиры еще не теряли надежду улететь и отказывались возмущаться на камеру.

На соседнем кресле безнадежно грустила девушка, которая в эти минуты должна была вылетать из Киева в Калининград. Следующий рейс у нее был только через сутки. По залу нервно ходила компания ребят, которые опаздывали на стыковочный рейс куда-то в Европу, где их не будет ждать корабль, по расписанию отчаливающий в Мексику.

Тем временем я дозвонилась до касс, где обычно покупаю билеты. Меня заверили, что сдавать их не стоит, авиакомпания несет за нас ответственность и в любом случае каким-нибудь образом до Питера довезет.

Надя дозвонилась до родственников, которые в интернете нашли справочные телефоны «Аэросвита». По киевским телефонам пытаться дозвониться было бесполезно — линия все время занята. Зато дозвонились до симферопольского представительства. Там нам сказали, что пилоты бастуют. Точно время вылета назвать не могли и вновь посоветовали обращаться к (несуществующим) представителям авиакомпании в зале вылета.

Я пошла в кассы «Аэросвита» в зале прилета. Оттуда меня направили в зал международных вылетов. Нашла кассы. Нервная, замученная такими как мы, кассирша рассказала, как пройти в представительство авиакомпании через служебный вход.

Там главный представитель заверил меня, что надо скорее бежать в зал, сейчас начнется посадка. Ну, отлично, думаю, значит все же улетим и даже успеем пересесть на Санкт-Петербург. Прибегаю с радостной новостью к девочкам. Перетаскиваем чемоданы поближе к стойкам регистрации. Но... ничего не происходит.

Снова в зале появляется телевидение. Вместе с ним и главный представитель авиакомпании. Он бодро сообщает корреспонденту, что «авиакомпания решала сегодня внутренние проблемы», но забастовка прекращена, скоро все улетят. При этом упоминает, что пассажиров никто не бросал, им все объяснили и даже обедом накормили. Это он зря сказал. Все, кто утром еще стеснялись общаться с прессой, теперь были готовы на все! Ему припомнили и молчание громкой связи, и невнятные объяснения девочек за стойками регистрации утром, и отсутствие представителей авиакомпании в зале, ну и конечно спросили, где же это всех кормили обедом и почему собственно об этом пассажиры не знают?

Мы понимали, что время уходит. Шансов вовремя улететь из Киева в Петербург почти не оставалось. Снова пошли уже через известный служебный вход в представительство компании. Выходящая оттуда сотрудница сказала, что ничего не знает, она недавно тут работает, телефонов начальства у нее нет.

Раздосадованные идем обратно. И о чудо! По пути встречаем этого главного представителя. Норовит ускользнуть. Берем в кольцо. Он звонит в Киев. Там ему сообщают, что время вылета из Симферополя неизвестно. А вот из Киева на Питер вылетит вовремя, то есть через час. Что нам делать? Представитель не знает. Но уверяет, что надо в любом случае лететь в Киев. Оттуда нас наверное отправят в Москву, а уж из Москвы в Питер.

Возвращаемся в зал ожидания. Родители студентов, летящих с каникул домой в Питер, дозвонились до аэропорта Пулково (СПб), где им сказали, что если симферопольское представительство не поставит на билетах печать, что по вине авиакомпании мы не вылетели вовремя из Крыма, то в Киеве компания «Россия», которая нас должна доставить в Питер, откажется пересаживать на другой рейс.

О-о-о!!! Снова бежим в представительство! Там с боем через толпу разъяренных пассажиров прорываемся в кабинет. Наперебой тараторим про печати. И нам ставят печати, росписи.

Вдруг во всей этой конторе находится один здравомыслящий человек — начальник смены Виктор Шальков. Честь ему и хвала! Ему в голову приходят светлые мысли!!! Он предлагает пересадить нас всех семерых на прямой рейс Симферополь – Санкт-Петербург, который осуществляет авиакомпания «Россия». Вылет в 21 час. Он пишет свою резолюцию на билетах. Мы, не помня себя от счастья, несемся в кассу «Аэросвита». Там кассирша, замученная еще с утра, томно смотрит на наши билеты и говорит: «Оставляйте».

А тем временем в зале внутренних авиалиний объявляют посадку на рейс Симферополь – Киев. Наши чемоданы стоят среди первых у стоек регистрации. Как оставлять? Это значит, что нас пересадят? Или как? Она продолжает молча вглядываться в экран компьютера. Наконец говорит: «Есть места, пересажу. Ждите».

Ура-а-а!!! Бежим за своими чемоданами. Там их спасает от затаптывания девочка, летящая через Киев в Москву (ее потом тоже пересадили на прямой рейс). Томительно ждем переоформления билетов. Готово! Прямо за 10 минут до начала регистрации на этот прямой рейс!

Сдаем багаж, регистрируемся на рейс. И наконец-то идем перекусить, ехидно вспоминая, что авиакомпания, по вине которой мы провели в аэропорту 11 часов, нас вроде как накормила.

Вот такой первый день отпуска. Голодные, замерзшие под кондиционерами, набегавшиеся мы все же летим в Санкт-Петербург!

Юлия ПОТОЦКАЯ
comments powered by HyperComments

Powered by Blogger