Новости Севастополя

Практическое исследование Памятника затопленным кораблям

Хобби севастопольского преподавателя физики и математики Владимира Салтанова — Памятник затопленным кораблям. Он всесторонне изучает главный символ Севастополя — от истории его создания до количественных характеристик. Причем делает он это не только по книгам, справочникам и путеводителям, но и на основе самостоятельных практических исследований. Версию истории памятника В.Салтанова мы представляем сегодня читателям «Севастопольской газеты».

Памятник затопленным кораблям. Фото Егора Комарова

Что вы знаете о главном символе Севастополя — Памятнике затопленным кораблям? Каковы общая высота монумента, расстояние от берега, размер колонны? И, вообще, скульптурное изображение какой именно птицы венчает знаменитый рукотворный севастопольский символ? Эти и другие вопросы севастопольский преподаватель физики и математики В.Салтанов неоднократно задавал жителям Севастополя и выяснил следующее: большинство опрошенных имеют об этом весьма расплывчатое представление.

О том, что памятник связан с событиями Первой обороны Севастополя, как правило, верно отвечает большинство опрошенных, но вот в деталях... Оказывается, далеко не все уверены в том, что колонну венчает изображение орла. Некоторые, например, считают, что это чайка.

А вот сколько метров от берега до памятника? Какие только цифры не называют экскурсоводы: 10 метров, 15, 12, 25! В.Салтанов не поленился и измерил расстояние лично… Впрочем, не будем забегать вперед, а расскажем обо всем по порядку.

Тема настолько увлекла В.Салтанова, что он принялся изучать памятник со всей серьезностью настоящего исследователя и продолжает делать это уже много лет. И вот что выяснил.

Чтобы помнили

В канун 50-летнего юбилея Первой обороны города в России было решено воссоздать картину защиты Севастополя и превратить былые места сражений в огромный мемориальный комплекс, который должен был напоминать потомкам о том, как «...русская армия и флот в 11-месячной тяжкой борьбе задерживали нашествие грозной союзной силы».

Затопление кораблей

В 1899 году был образован специальный комитет по восстановлению памятников Севастопольской обороны, который возглавил сам Великий князь Александр Михайлович — сын младшего брата императора Александра II, Великого князя Михаила Николаевича, участника обороны Севастополя, заслужившего Георгиевский крест в Инкерманском сражении.

5 августа 1903 года газета «Крымский Вестник» в статье, посвященной 50-летию Севастопольской обороны, писала: «Государю-Императору благоугодно было назначить празднование юбилея Севастопольской обороны осенью 1904 года... В самом городе, на берегу бухты у Приморского бульвара, разбитого на месте бывшей Николаевской батареи, будут отмечены два события обороны — переправа гарнизона через рейд и преграждение входа в Севастопольскую бухту...»

К тому времени комитет уже рассматривал различные предложения, связанные с возведением монумента, посвященного (ну, если по сути) заграждению севастопольского фарватера.

В архиве Музея ЧФ РФ и по сей день хранятся два проекта памятника, разработанные до 1901 года. Авторы одного из них — севастопольский архитектор A.Вейзен, инженеры Ф.Еранцев и Г.Долин, другого — начальник инженерной службы Севастопольской крепости инженер-подполковник Ф.Энберг.

Общий знак обозначения
линии затопления кораблей
A.Вейзен планировал возвести «Общий знак обозначения линии затопления кораблей» на берегу, на существующем и сейчас полукруглом «пятачке» над морем. После чего, вероятно, и возникла идея монумента. Таким образом, спустя 50 лет после обороны 1854-1855 гг. в память о затоплении кораблей на второй линии заграждения, недалеко от бывшей Николаевской батареи, в море в десяти греческих саженях от берега был возведен монумент.

Со стороны набережной его восьмигранный пьедестал украсила небольшая (50х75 см) бронзовая картина, на которой величественно и грозно скрещивают мачты идущие на дно корабли.

Памятникъ затопления кораблей

Тогда же родилось и первое название — «Памятникъ затопления кораблей». Именно так он упомянут в сообщении строительной комиссии, которая объявила о полном завершении работ 29 июля 1905 года. С этого времени новые путеводители упоминают монумент на своих страницах.

Правда, вначале, не решаясь использовать какое-либо определенное название, писали просто: «Вблизи яхт-клуба, у Приморского бульвара, на искусственно сделанном из гранита островке высится 9-саженной высоты гранитная колонна, увенчанная орлом, в память затопления кораблей Черноморского флота в 1854 г. для заграждения входа в Севастопольскую бухту неприятелю».

Было и такое «полное» описание: «Памяти заграждения фарватера затопленными кораблями, начало которого мы сделали еще 11-го сентября 1854 г., поставлен в воде против центральной части бульвара подобающий монумент».

В путеводителе по Крыму 1914 года уже есть фотография с подписью: «Памятник затопленным кораблям» и лаконичный рассказ: «В нескольких саженях от берега, на отдельной скалке колонна — памятник кораблям, затопленным 11 сентября 1854 г.».

Два обелиска в море
Справедливости ради отметим, что Ф.Энберг нашел более оригинальное решение. Он предложил установить в море два белокаменных обелиска. Один недалеко от набережной Приморского бульвара, другой вблизи Константиновского равелина. Ближайший к Приморскому бульвару обелиск увенчан двуглавым орлом, который, склонив обе головы, держит в клювах венок. При этом нижняя часть венка свисает ниже капители. Орел как бы опускает венок на воду бухты. На берегу, там, где сейчас стоит подпорная стена с якорями, автор предлагал выстроить павильон с двумя статуями.

В свое время именно этот проект и был отправлен в столицу на высочайшее утверждение.

К лету 1901 года его с некоторыми обязательными к исполнению поправками вернули в Севастополь. Архитектор В.Фельдман, следуя замечаниям, внес существенные изменения в проект: он заменил квадратную колонну на круглую и предложил воздвигнуть ее на искусственной скале, выступающей из моря.

Двуглавый орел как бы опускает венок на воду бухты

Кстати, около 30 лет назад дочь Ф.Энберга Рогнеда Вундер передала Национальному музею героической обороны и освобождения Севастополя фотографию этого проекта. На фотографии надпись: «Акварель Фельдмана, 23 мая 1903 г.», а на самом рисунке видно, что над капителью колонны как бы парит двуглавый орел, несущий в клювах венок и якорь на цепи (одним клювом орел держит венок, а другим поддерживает цепь с якоря).

Три в одном

Амандус Адамсон
Однако севастопольцы привыкли связывать Памятник затопленным кораблям с именем эстонца Амандуса Адамсона. Долгое время севастопольским исследователям памятника не было известно о каких-либо свидетельствах того, что А.Адамсон когда-либо бывал в Севастополе. И вот относительно недавно (в 2011 году) краткую информацию об этом В.Салтанову удалось прочитать в архивном экземпляре газеты «Крымский Вестник».

Напомним, А.Адамсон — автор памятника «Морякам броненосца «Русалка» (Таллин, 1902), в создании которого признанный художник и скульптор проявил себя как мастер монументального искусства. К тому же он — действительный член Академии художеств, в списке работ которого и «Памятник затопления кораблей в Севастополе». Таким образом, можно с уверенностью сказать, что у Памятника затопленным кораблям три главных автора: военный инженер Фридрих Оскар (Оскар Иванович) Энберг, архитектор Валентин Августович Фельдман и скульптор Амандус Генрих (Аманд Иванович) Адамсон.

Именно эти авторы упомянуты на аннотационной доске, украшающей верхнюю кромку подпорной стены напротив Памятника затопленным кораблям: «Чугунный барельеф установлен 16.10.2005 г. Севастопольским эстонским национально-культурным обществом во главе с Эрихом Рихардовичем Каллингом к 100-летию со дня сооружения памятника и 150-летию со дня рождения А.Г. Адамсона».

Непобежденный

Интересное обстоятельство: памятник уцелел, пережив революцию 1917 года. Каким образом? В то время монумент получил очередное наименование: «Колонна памяти погибшим морякам». За всю историю в справочниках, путеводителях и периодической литературе у памятника встречается более 10 различных названий. Правда, движимые благими побуждениями, борцы с пережитками прошлого предлагали заменить над орлом императорскую корону на звезду с электроосвещением.

Вполне возможно, что именно тогда с короны сняли крест. Да, революционный «ветер перемен» был тогда посерьезнее землетрясения 1927 года, которое монумент тоже выдержал.

Другой удивительный факт: несмотря на самое опасное расположение, Памятник затопленным кораблям каким-то непостижимым образом выстоял в горниле Великой Отечественной и в мае 1944 года встретил освободителей. И это, заметьте, при том, что рано утром 22 июня 1941 года, между монументом и берегом взорвалась одна из первых неконтактных мин, сброшенных в Севастопольскую бухту. Другая, неразорвавшаяся, была обнаружена водолазами рядом с этим местом в июле 2005 года. А 9 мая 1944 года передовые отряды Красной Армии, подойдя к набережной Приморского бульвара, увидели в море не только чудом уцелевший памятник, но и горящий рядом с ним немецкий танкер «Продромос». На многих фотографиях того времени хорошо виден громадный шлейф черного дыма, который вырывался из подбитого фашистского танкера, лежащего у подножия Памятника затопленным кораблям.


9 мая 1944 года — уцелевший памятник
и горящий немецкий танкер «Продромос»

Таинственная вуаль

Еще один необъяснимый факт: в это трудно поверить, но у всемирно известного памятника до недавнего времени не было ни одного достоверного описания. Если читать путеводители, справочники и более серьезную краеведческую литературу, создается впечатление, что наш монумент наглухо закрыт какой-то таинственной вуалью.

Может быть, как раз поэтому практически во всех описаниях присутствуют ошибки и неточности. Сами по себе они уже стали историей и даже своеобразной литературной достопримечательностью.

Еще одна загадка кроется в следующем: только со стороны моря открываются главные детали оригинальной скульптурной композиции. Если от закругленного выступа набережной смотреть на орла сбоку, то хорошо видно, что головы его вовсе не склонены и венок опирается на капитель. К верхней же части венка прикован висящий на цепи морской якорь. По отношению к зрителю, смотрящему со стороны бухты, левая половина венка сложена из лавровых листьев, которые символизируют славу, победу, триумф, очищение, а правая — из дубовых листьев с желудями, которые также символизируют славу, силу, стойкость, зрелость, потенциальные возможности и уверенность в своих силах. Увенчанный большой императорской короной с изображением Георгия Победоносца на груди, могучий орел чествует героев и он... обращен к морю.

Поэтому в сознании тех, кто смотрит на него со стороны Севастопольской бухты, возникает простое и красивое определение: Памятник затопленным кораблям — торжественный Монумент Славы. Со стороны набережной верхнюю часть пьедестала украшает бронзовый барельеф, изображающий затопление кораблей. В правом нижнем углу подпись автора: «А.Адамсонъ Скульп. 1904». Ниже барельефа на гранитных плитах пьедестала высечены слова: «Въ память кораблей, затопленныхъ въ 1854 и 1855 гг. для заграждения входа на рейдъ».

На фото 1963 года видно основание памятника

А теперь работа над возможными ошибками. Итак, общая высота памятника — 16,7 м, высота колонны — 7,1 м, средний диаметр колонны — 0,95 м, размах крыльев орла — 2,67 м.

На вершине скалы с противоположных сторон встроены два гранитных барельефа. На левом изображено число «1854», на правом — «1855».

Со стороны моря раньше была закреплена выступающая из морских волн бронзовая мачта парусного корабля. Чтобы убедиться в том, что все это именно так, В.Салтанову пришлось не однажды вскарабкиваться на искусственную скалу памятника, демонстрируя поистине чудеса скалолазания в попытках заснять тот самый, необходимый ему фрагмент.

А чтобы убедиться в том, что от берега до памятника на самом деле 23 метра (10 саженей), стоит, как настоящий исследователь, попробовать преодолеть это расстояние вплавь. Кстати, у В.Салтанова получилось на полметра больше!?

Фото Евгения Зленко

Слушала и запоминала Евгения ЩЕРБАКОВА
comments powered by HyperComments

Powered by Blogger